beshankovichy.by

Информационный портал

Социальные сети:

О городе История Битва на реке Улла

Битва на реке Улла (Битва на Иван-поле)

Предыстория битвы. Начало Ливонской (Инфлянтской) войны

Московский царь Иван Грозный продолжал захватническую политику своих предшественников. В конце 50-х годов шестнадцатого века он завоевал Поволжье. Потом свернул меч в сторону Прибалтики, пытаясь «прорубить» выход к незамерзающему морю. Перед ним находились ослабленные внутренними противоречиями Инфлянты, или, иначе говоря, Ливония (это современные Латвия и Эстония). I в 1558 году огромная московская орда начала нашествие на запад.

Немногочисленные Ливонские загоны не смогли сдержать наступление многократно перевышающих сил противника. Под огнем царской артиллерии, управляемой наемниками-немцами, рушились стены городов и замков. Захватчики истребляли, грабили, выводили в плен население. Кому удалось уцелеть, искали спасения в пущах и болотах. Непокорных сажали на кол, из них заживо сдирали шкуры. Такого опустошения и ужаса край не знал за всю свою историю.

В конце лета следующего года, когда значительная часть Эстонии и Латвии лежала в руинах и пепелищах, Ливонские послы явились в Вильню просить у Великого Княжества Литовского спасения. Взамен декларировалось вхождение Прибалтики в состав нашего государства в качестве автономной части, с сохранением самоуправления.

Трудный выбор был перед великим князем, нашими магнатами и шляхтой. Окончательный захват Нижнего Подвинья Москвой угрожал тем, что смертельная опасность была бы не только на наших восточных рубежах, но и на северных. А вдобавок надо было учитывать и постоянную крымскую опасность с юга. В случае же успехов в Инфлянтах Великое княжество возвращала себе бывший водный путь в Балтийское море.

Но повиноваться просьбам прибалтов означало и неминуемую кровавую схватку с безжалостным врагом, вступление в начатую Иваном Грозным Инфлянтскую (или, как ее иначе называют, Ливонскую) войну... И выбор был сделан. Земли Латвии и Эстонии присоединились к Великому Княжеству, а великокняжеские войска вошли в Нижнее Подвинье.

Тем временем Иван Грозный примирился со Швецией, захватившей часть эстонского побережья. Убедившись также, что крымские татары уже не грозят южному пограничью Московии, он начал энергично готовиться к походу на ВКЛ.

Московское войско на белорусских землях

В января 1563 года восьмидесятитысячнае московское войско, возглавляемое самим царем, двинулась на Полоцк. Город не выдержал осады. После жестоких артиллерийских обстрелов гарнизон сдался.

После падения Полоцка боевые действия на несколько месяцев притихли. Происходили только мелкие стычки. Даже начались были переговоры. Наши послы требовали оставить в покое Инфлянты. Требовали вернуть Смоленщину и западную Брянщину, а также Псков и Новгород, которые во времена Витовта были зависимы от Великого Княжества. Москва же добивалась не только Прибалтики, но и земель Беларуси вместе с Вильней, а также Украины.

В январе следующего 1564 московиты начали новую военную кампанию. Две вражеские армии — со стороны Полоцка (25-30 тысяч) и из-под Смоленска (около 50 тысяч) — должны были соединиться в Оршанском районе и затем идти на Минск, Новогрудок и на самую столицу нашего государства — Вильню.

Полоцкая группировка московитов двигалась по левобережью Уллы, вытянувшись по заснеженному пути. Во главе ее был князь Петр Шуйский, который до этого прославился победами в Прибалтике. Великий гетман Николай Радзивилл Рыжий и полевой гетман Григорий Хадкевич, имея под рукой немного более 4 тысяч всадников, а также небольшое количество казаков и вооруженных крестьян, предпринимали попытку воспрепятствовать опасному соединению противника. Наше войско было малочисленное, но опытное и закаленное в походах. Среди командиров выделялись такие славные воины, как племянник полевого гетмана Ян Хадкевич, князь Богдан Саломерецкий, Роман Сангушка, Богуш Корецкий, Николай Сапега, Юрай Зенович, Юрай Тышкевич — все из знаменитых великокняжеских родов.

Битва на реке Улла

Зная через разведку о движении Шуйского, вечером 26 января 1564 года Николай Радзивилл припрятал от глаз противника главные силы и небольшим загоном атаковал московский авангард. Белорусы ввязались в сечу, а затем начали отступать, заманивая за собой самоуверенного противника. Этим открылось пространство для броска массы конницы на самую колонну, которая уже падцягвалася до деревни Иванск, что лежит в 10 километрах к югу от Бочейково. Московиты, пожалуй, готовились стать лагерем, так как шли спокойно, оружие везли на санях, не ждали опасности.

Появление же радзивиловцев было как гром среди зимней тишины. Лава всадников с копьями и саблями обрушилась на оккупантов так стремительно и неудержимо, что те не знали, что предпринять. Им некогда было ни становиться в боевые порядки, ни хвататься за оружие, чтобы защищаться. Оставалось только панически броситься наутек.

И целую светлую лунную ночь всадники, как писал тогдашний историк, «рубили москалей», не давая им опомниться, уничтожая беженцев, загоняя на тонкий речной лед.

До Полоцка добежало только 5 тысяч московитов, «и то раненых». Остаток на много километров вдоль Вулы лёг на снег, несколько тысяч утопились в ледяной речной воде. Небольшая часть попала в плен. Под топором местного крестьянина покончил жизнь сам неудачник Шуйский. По другим сведениям, его нашли с пробитой стрелой головой в колодце. Остались на поле боя Шереметьевы, Прозоровский и другие московские воеводы, князья, вельможные бояре. Имён же простых ратников никто и не вспоминал. Еще через 20 лет после битвы путешественники видели под Иванском множество костей погибших московитов.

Со стороны великокняжеского войска, как свидетельствовало донесение наших гетманов, погибло не более 20 воинов! Раненых было около 700. В руках победителей оказался и весь огромный обоз противника, артиллерия, множество лошадей.

Таким вот знаменитым образом было полностью покончено с полоцкой группировкой царских войск. Оставалось смоленская, значительно большее, которую вел князь Петр Оболенский-Серебряный.

Новый успех Николая Радзивилла

Небольшую часть своей армии Николай Радзивилл направил под Оршу. Ее возглавили оршанский староста Филон Кмита-Чернобыльский и мстиславский воевода Юрай Остик. Чтобы не испытывать судьбу, Кмита-Чернобыльский вознамерился использовать новую хитрость.

Он направил в Дубровно гонцов с известиями о победе на Иван-поле. Путь намеренно был выбран через занятую противником территорию. Гонцы соответственно попали в руки москалям, и те узнали, что злу связываться уже не с кем, что армия Шуйского разбита. Началась паника. А тут появился отдел белорусских всадников ... Захватчики подумали, что это подходит Радзивилл со всей своей силой. I армии Оболенского-Серебряного бросила обоз из 25 тысяч телег, тысячи лошадей, боевое снаряжение и наспех начало отступать к Смоленску.

Вскоре Вильня торжественно приветствовала победителя Николая Радзивилла, который въехал в столицу на коне Шуйского. Тело же самого царского воеводы со всеми христианскими почестями было похоронено в виленской церкви Богородицы. По-человечески обошлись и с пленными. Вельможных держали в замках, простых за продовольствие и одежду использовали на различных работах. Те же из бояр, кто согласился на службу Великому Княжеству, получили земельные наделы.

Когда известия о неудаче московитов в Великом княжестве пришли к Ивана Грозного, он тем временем пировал. Царь рассвирепел и со своими пьяными застольниками вырезал в кремлевских подвалах более сотни пленных полочан.

Значение битвы

Битва на Иван-поле (часто ее называют также битвой на Улле) была нашей первой большой победой над ордой московского царя в Инфлянтской (Ливонской) войне. Она перечеркнула планы московитов на поход в центральные земли Великого княжества, стала вдохновляющим примером в дальнейших нелегких состязаниях. Аж пока сабля Степана Батуры не укротила восточного хищника.