beshankovichy.by

Информационный портал

Социальные сети:

О городе История Бешенковичского восстание

Бешенковичского восстание

Начало этому восстанию положила деревня Застаринье Ганковичского сельсовета Бешенковичского района Витебской области БССР. До революции она входила в Латыгольскую волость Сенненского уезда Могилевской губернии Российской империи. От Застариньня, где восстание вспыхнуло, до местечка Бешенковичи, где оно через пять дней потухло, - десять километров с гаком.

Население этого села наполовину состояло из туземцев-белорусов, а наполовину из москалей, как называет наш народ россиян-старообрядцев, что еще в XVIII в. эмигрировали в свободную Литву от религиозных преследований в Московии. Они сохранили здесь свое вероисповедание, язык и обычаи, четко отлтичаясь от второй половины деревни. Поэтому и село делилось на два лагеря - Литовский и Московский. На протяжении веков эти два конца между собой никогда не спорили, мирно жили рядом, однако, вместе с тем, не сливались, не роднились, и особой дружбы между ними не было. Они каждый по-своему молились и крестились, шлюбавалися и занимались любовью, засевали и зажинали, потешались и роптали на долю. Даже лошадей каждый запрягал на свой лад. Однако наконец злая судьба соединил их вместе, чтобы вместе-же беспощадно уничтожить.

Причины восстания

Как гром рождается молнией, так и восстанию предшествовала сплошная коллективизация. Большевистские штурмовые бригады, где обманом, а где террором, загоняли крестьян в колхозы. Проведение сплошной коллективизации шло вместе с раскулачивания. Воля белорусского крестьянства к сопротивлению и отпору была если не сломана, то изрядно подбитая после опыта крестьянских восстаний - Велижского, Нарецкого, Борисовского, Мирского, Слуцкого, Койдановского, да мало ли других, утопленных большевиками в крови и слезах. Однако даже в самой России принудительная коллективизация вызвала множество больших и малых восстаний. Хотя большевики эти восстания подавляли, однако все же они были вынуждены пойти на временный ухищрения. Основанием явилась статья Сталина "головокружения от успехов", и застаринцы дали ей веру.

Когда специально посланный в Бешенковичи застаринец купил там в обмен на сало и яйца зачитанный до дыр номер "Правды" со статьей Сталина, всё Застарыньне с ним познакомилась - белорусы и русские, православные и староверы, - каждый по-своему от радости перекрестился, а потом сразу же дружно и вместе начали ликвидацию колхоза. Они забрали обратно с колхозных сараев свой обобщенный перед тем скот и без обид разделили найденное в амбарах семенное зерно.

Застаринье не было одиноким. То же самое происходило во всех деревнях района. Крестьянам казалось, что штурмовые бригады с помощью сельских и районных советов насилием загоняли их в колхозы, а вот Сталин своей статьей вернул им собственные хозяйства. Однако этот их искренний доверие вскоре развеяла суровая реальность.

Первая попытка расправы

Через два дня после уничтожения крестьянами колхоза в Застарыньне снова вернулась штурмовая бригада, усиленная на этот раз милиционерами. Она начала следствия, расспрашивая, кто ходил в поселок за газетой, дознаваясь, кто призывал к разделению колхозного имущества, кто первый открыл дверь в сараи и амбары? Напрасно застаринцы ссылались на Сталина и его статью, штурмовики им доказывали, что эта статья имеет отношение к единоличникам, а не к колхозникам вроде застаринцев, которые, мол, самовольно создали колхоз. Когда застаринцы отказались снова обобщать скот и инвентарь, их начали арестовывать и отправлять в Бешенковичское районное ГПУ. В ответ на это возмущенные застаринцы убили двух наиболее ярых штурмовиков. А на другой день, выбрав своим руководителем белоруса Василия Гаркавого, опять - белорусы и русские, православные и староверы - перекрестились каждый по-своему и двинулись на Бешенковичи, чтобы найти там управу на насилие, чтобы отыскать там правду.

Кровавое подавление

Пошли в Бешенковичи все, почти никто из застарынцав не остался дома. По дороге к ним присоединились крестьяне деревень Ганковичы, Рубеж, Будники, Верхнее Кривино. Однако был уже не 1918, а 1930 год, не первый, а тринадцатый год существования Советской власти. Поэтому, если Велижское народное восстание с исключительной быстротой охватило 50 тысяч крестьян, то в Бешенковичском их участвовало не более 500. Однако тем больший их героизм. Не имея ни одной винтовки, только вооруженные извечным крестьянским оружием - топорами и вилами - они шли на Бешенковичи. А в то время здешние большевики вооружались до зубов. На помощь им спешила из Витебска часть особого назначения (ЧОП). Когда повстанцы со стороны древнего дворца вошли в Бешенковичи, они, без всякого предупреждения, попали под перекрестный огонь Бешенковичского и витебских гэпэушников. После короткого боя крестьяне разбежались, подобрав раненых и оставив убитых. Неизвестно точно, сколько было жертв среди повстанцев, зато однако известно, что начальнику Бешенковичского ГПУ отрубили руку.

Бешенковичского восстание - это борьба топоров с пулеметами, и все же только на пятый день большевики его раздавили. В Бешенковичах состоялся суд выездной сессии ГПУ БССР, который присудил девять повстанцев вместе с Василием Гаркавым к расстрелу, а пятьдесят четыре - до ссылки на разные сроки в Сибирь. Прошли год-два-три, и постепенно почти все остальные застаринцы оказались в концлагерях. Ненависть большевиков к ним была так велика, что они даже уничтожили деревенский кладбище, на котором почивали деды и прадеды сосланных застаринцав. Однако на этот раз судьба жестоко надсмеялася над большевиками.

Эпилог

В 1939 году в Бешенковичи приехала научная экспедиция по учету памятников истории и искусства. Прежде всего она обратила внимание на местный дворец, где в разное время задерживались Петр Первый, Александр Первый и Наполеон Бонапарт. Она заинтересовалась валом маршала Сен-Сира и кривицкими курганами. Неожиданно работу экспедиции приостановил председатель Бешенковичского райисполкома, который предложил сперва взять на учет памятники революции. Указывая на неуклюжий памятник Ленину и на две гробницы, из которых одна находилась на одну сторону дворца, а другая - на вторую, председатель отметил, что он и половина жителей городка - люди нездешние и поэтому точно не знают, в какой могиле лежат герои революции ( так он назвал штурмовиков), а в какой - бандиты (так он назвал повстанцев). Возможно, заметил он, об этом знает кто-либо из второй половины жителей городка, однако он лично относится к ним с недоверием. Поэтому пусть экспедиция окончательно уточнит, какая из двух могил и есть памятник революции, чтобы должным образом ее почтить.

Два дня руководитель экспедиции, который сейчас находится в эмиграции, обходил дома врожденных и наследственных местечковцев. Они подозрительно осматривали его с головы до ног, а потом, ссылаясь на разные причины, отвечали, что не знают, в какой могиле кто похоронен. Они, потомки властителей свои страны, даже напоминали ученому своей подавленностью солдат с 6-го Баварского корпуса маршала Сен-Сира, которые, подбитые тифом, именно здесь, в Бешенковичах, в 1812 году друг у друга спрашивали: - Где тот дом, в котором умирают?

Однако когда он в беседе с глазу на глаз о том о сем со своими здешними сородичами рассказал о далекой старадавнине белорусских Бешенковичей, припомнил и прежних хозяев Сапегов и то, что еще в 1634 г. их предки получили Магдебургское право, то узнал правду насчет могил . I может нет ничего удивительного в том, что, во многом рискуя, руководитель экспедиции эту правду перевернул. На третий день, указывая на могилу повстанцев, он сказал, что именно здесь лежат штурмовики. Радуясь председатель райисполкома приказал сразу же посадить на этой могиле цветы, а вторую - сравнять с землей.

I до сих пор стоит там, посреди Бешенковичей, Ленин. Однако и поныне над той братской могилой, где лежат Бешенковичские повстанцы - белорусы и россияне, православные и староверы - вместе со своим Василием Гаркавым, цветут белоснежныя астры и кровавые георгины. Поэтому издали кажется, что покрывает ее бело-красно-белый флаг. А могила штурмовиков исчезла, поросла чертополохом да собачьей мятой.

Из книги Ю.Вицьбича "Антибольшевистские восстания на Беларуси".