beshankovichy.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Бешенковичей Культура

19.08.2017 11:35

103 просмотра

0 комментариев

«Спина болит из-за проблем с родными». Психотерапевт о том, как мысли влияют на здоровье

Инесса Григорьева, психотерапевт, ведущий научный сотрудник научного отдела РНПЦ психического здоровья, уверена, что сегодня многие белорусы, которым нужна помощь специалиста, просто стесняются идти к психотерапевту. В итоге их психосоматические заболевания прогрессируют, а качество жизни ухудшается.


Инесса Григорьева рассказала, почему иногда болезнь у человека задерживается надолго, как тело связано с психикой и почему многие годами при квалифицированной помощи медиков не могут выздороветь.

«Есть пациенты, которые не могут вылечиться год-два»

Инесса Григорьева, психотерапевт, научный сотрудник научного отдела РНПЦ психического здоровья.

— Как много сегодня пациентов с психосоматическими заболеваниями?

— По данным Всемирной организации здравоохранения, около 38−40% пациентов, которые посещают терапевта, страдают психосоматическими заболеваниями.

— Эта статистика актуальна для Беларуси?

— Думаю, что да.

— Как вы определяете, что это психосоматическое заболевание, а не что-то другое?

— Во-первых, по рассказу пациента. Он начинает свою историю с того, что уже долго лечится, может быть, полгода, год, два. И ни одно лечение не дает результата.

Он приходит к терапевту, его обследуют, какие-то симптомы не укладываются в рамки традиционных симптомов заболевания. Доктор ему назначает препараты по протоколу, все как надо. Он уходит, и вроде бы становится лучше. Через некоторое время возвращается с теми же жалобами.

— Какие заболевания чаще всего могут быть психосоматическими?

— Есть Чикагская семерка таких заболеваний. Туда входит артериальная гипертензия, бронхиальная астма, язвенная болезнь желудка, язвенный колит, нейродермит, ишемическая болезнь сердца, тиреотоксикоз (синдром, связанный с избыточным образованием гормонов щитовидной железы. — Прим. TUT.BY). Сейчас к этой семерке добавили и другие заболевания, которые относятся к психосоматическим расстройствам. Это и аллергия, и булимия, и анорексия, и даже онкологические процессы. Есть сейчас даже такое понятие, как психоонкология.

— Что может сделать терапевт, если видит, что у пациента уже полгода артериальная гипертензия, давление не падает, а анализы при этом хорошие?

— Его надо направить к психотерапевту. Есть специальные опросники и шкалы, которые пациенты могут заполнить даже у терапевта. Например, в шкале hads (шкала тревоги и депрессии. — Прим. TUT.BY) есть 14 утверждений. Семь на выявление тревоги и семь — депрессии. Пациенту нужно две минуты, чтобы ее заполнить, и доктору — 1,5 минуты, чтобы интерпретировать ответы пациента и сказать, есть ли у него тревога и депрессия. И если есть, то все равно направить к психотерапевту.

«Порой боль у людей является вторичной выгодой»



— Могли бы вы привести примеры из практики, когда к вам обращались с психосоматическими заболеваниями?

— Проще сказать, у каких пациентов психосоматических заболеваний не было. Моя кандидатская работа была связана с психотерапией пациентов, которые перенесли рак щитовидной железы. Сегодня говорят о том, что это тоже могла быть психосоматика. Хотя тогда мы считали, что это радиация. Но тогда почему не у всех людей болезнь появилась?

Щитовидная железа — это орган номер один, который реагирует на стресс. Она, как «щит». Если она справилась со стрессом, то у человека включается адаптивная реакция и ему легко. Если нет, то в этой зоне появляется хроническое напряжение. Функция органа нарушается.

Бывает, что приходят люди с хроническим болевым поведением: когда боль у человека является вторичной выгодой.

— Как это проявляется?

— С помощью боли человек уходит от ответственности. Когда он начинает болеть, к нему проявляют больше внимания. Он это фиксирует и запоминает.

— То есть на самом деле у него ничего не болит?

— Он чувствует боль. Это ипохондрики говорят, что болит, а на самом деле ничего нет. В случае с хроническим болевым поведением, например, приходит ко мне человек и говорит, что у него уже несколько лет болит голова. Я спрашиваю, когда появляется эта боль и связана ли она со стрессовыми нагрузками. Он говорит, что нет, просыпается утром, и голова болит. При этом при обследованиях ничего не обнаружили.

Потом оказывается, что когда-то он сидел на совещании в душном помещении, его при всех отчитали, эта информация стала для него психотравмирующей — и заболела голова. И эта головная боль зафиксировалась.

— На два года?

— Да. Каждый раз, когда кто-то выражал недовольство этим человеком, у него начинала болеть голова. Негативная информация связалась с головной болью.

Когда я протестировала этого пациента и поработала с ним, выяснилось, что первая психотравма была еще в детстве. Тогда папа отругал его прилюдно. Он расстроился, и у него заболела голова. После этого не болела. И вот в душном помещении на совещании снова заболела. Человек неадекватно понял это «поругивание» в детстве.

Из-за головной боли он не ходил в дальнейшем на совещания, и за него ходили другие сотрудники и рассказывали ему, что там было. Он, сам того не осознавая, использовал головную боль как манипуляцию другими людьми для получения необходимой информации.

Случается, что приходят люди, которые, когда ты им поможешь справиться с болью, остаются недовольны. Как-то пришла женщина с экземой на руках. Эта экзема у нее уже была десять лет. Дома она делала уборку в перчатках, но чаще всего этим занимались ее муж и дети.

Через несколько сеансов иглорефлексотерапии и психотерапии у нее руки стали чистыми. Я говорю ей: «Классно, это же хорошо!» А она отвечает, что руки-то чистые, но что она сейчас будет дома мыть посуду и убирать? Тут я поняла, что попала на хроническое болевое поведение, когда боль являлась вторичной выгодой.

«Все заболевания связаны с психическими процессами»

— Какие еще случаи были?

— Была пациентка, которая писала жалобы на всех врачей в поликлинике. Она не была ипохондриком. У нее действительно были заболевания и была вот такая (показывает руками примерно 20 см в высоту. — Прим. TUT.BY) карточка. Надо было, чтобы у каждого доктора был диагноз. Ее отправили ко мне, хотя волновались, что она может негативно отреагировать, что оказалась у психотерапевта.

Я ей говорю: «Вы меня видите?». Она отвечает: «Вижу». Я говорю: «Классно, значит, вы зрячая». Потом ей так тихо: «Вы меня слышите?» Она: «Слышу». Я: «А вы меня понимаете?» Она: «Доктор, я вас полностью понимаю». Я говорю: «Вот, значит, у вас с психикой все хорошо, психически вы здоровы. Так я и напишу». Она после этих слов расцвела. Она же боялась идти к психотерапевту. Я говорю: «Все в организме подчиняется психике. И если психика здорова, значит, все остальное мы обязательно начнем прорабатывать. Приходите ко мне завтра».

И что вы думаете? Она пришла, мы поработали, и оказалось, что у нее была психотравма еще со школы. Она была лидером и хотела выделяться, а учитель ее отругала. Это состояние зафиксировалось, и на протяжении жизни она все время всем что-то пыталась доказать. Это вызвало перегруз в системе. Если человек уходит в гнев, то у него напрягается система печени. Она стала гневной, любое замечание давало такую реакцию. В итоге у нее было много психосоматических заболеваний: и артериальная гипертензия, и стенокардия, и синдром раздраженного кишечника, и гастрит.

— Неужели это правда, что все болезни от нервов?

— В организме все взаимосвязано. Ты ударил пальчик, а слышишь его в мозге, болит-то везде. Холистический подход в психотерапии говорит о целостности. Сейчас даже новое направление есть — биопсихосоциальный подход. Настолько все едино у нас.

И безусловно, все заболевания связаны с психическими процессами, как и психические процессы находят отражение в каких-то реакциях тела.

— Часто ипохондрики приходят с психосоматическими заболеваниями?

— Ипохондрические расстройства встречаются не так часто. Это 1% от всех пациентов. Ипохондрики убеждены, что у них все болит и даже ставят себе диагнозы. Но никакие инструментальные методы их не подтверждают. У таких пациентов мы стараемся выяснить, что стоит за этим устойчивым желанием быть больным. Чаще всего это люди, которым мало уделяли внимания в семье. Поэтому они приходят к докторам. И ты уже по протоколу будешь проявлять внимание, обследовать его.

У меня есть пациент-игроман. Когда с ним работала, выяснила, что он контролирует свою игру. Он всегда берет маленькую сумму. Я и спрашиваю: «Зачем ты тогда посещаешь казино?» Он отвечает: «Вы не поверите. Там все время дают бесплатное шампанское, подходят такие красивые девушки, проявляют внимание».

Есть вторичная выгода? Ведь он говорит о внимании, а не о желании выиграть.

Иногда люди приходят к психотерапевту, потому что у них нет хороших материнских и отцовских отношений. Психотерапевт будет моделью этих отношений. Потому что он внимательный и заботливый.

«Если расстройство связано с прошлым, то может болеть спина»

— Насколько часто встречается психосоматическое бесплодие?

— Есть такое понятие, как психосоматическая стерильность. Когда ко мне приходят женщины с бесплодием, практически в 100% случаев мы находим вопросы, которые надо решать психотерапевтически. Это могут быть страхи перед изменениями тела, родов… У меня была пациентка, у которой мама умерла в родах, и она говорила, что это она маму убила. Чувство вины все блокировало, и девушка не могла забеременеть.

Иногда девушки пытались забеременеть и у них не получалось, но при этом они не хотели детей. Этого хотело общество или муж. Материнской зрелости не было. Бывают моменты несовместимости партнеров.

С женщинами, которые приходят с бесплодием, мы делаем картограмму. Они ставят точку на листе бумаги там, где у них муж, мама, бабушка, ребенок, которого планируют. У большинства оказывается, что ребенок стоит в том месте, где он противник для этой женщины, и поэтому она не хочет его рожать.

Порой дети на картограмме оказываются в прошлом женщины. И если они в прошлом, то как его родить? Девушка видит, что происходящее в ее жизни — психологическая расстановка, и мы начинаем с помощью психотерапии решать ее проблему. И через некоторое время беременность наступает.

Многие мамы беременеют после того, как берут детей из детского дома. Такое часто случается. Они проявляют свою чувственность, и включается материнство. Реально она уже стала мамой, снялся блок в голове.

— Насколько сильным должен быть стресс или травма, чтобы возникло психосоматическое заболевание?

— Самыми сильными психотравмами считаются смерть супруга или супруги, развод, расставание, тюремное заключение, увольнение с работы, смерть близких, несчастный случай, болезнь. Если у человека за последний год произошло несколько этих событий, то у развития психосоматического расстройства высокая вероятность.

Но бывает, когда на возникновение психосоматического заболевания повлиял хронический стресс. Когда что-то капало каждый день, и последняя капля переполнила чашу и запустила психосоматику.

— Можно ли понять, что у тебя заболит в зависимости от того, что это был за стресс?

— Можно. Если у человека расстройство связано с событиями из прошлого, какими-то нерешенными ситуациями с родными, то может болеть спина. Если это крестец, то ситуации связаны с дедушками и бабушками, если поясничный отдел, то это могут быть родительские отношения, если грудной — то отношения с противоположным полом.

Если человек начал плохо видеть или у него болят коленки и ноги, то значит, что он не видит для себя будущего с положительным исходом. Артериальная гипертензия говорит о том, что человек напряг себя до предела, а в тот момент у него не было благоприятных условий, чтобы с этим справиться.

Если пропал голос, то человек хотел сказать что-то, но обстоятельства не позволили и он себя заблокировал. При язве человек испытывает огромное чувство вины, «съедает» себя изнутри. Если он не спит, значит, есть тревога относительно того, что он не завершил дела правильно или что-то идет в жизни не так, как он предполагал.

«Люди, у которых нет психосоматических заболеваний, — есть»

— Тело может обманывать?

— Тело — это полная правда.

— Может ли человек помочь себе сам при психосоматическом заболевании?

— Если это что-то свежее и легкое, то может. А если есть моменты с множественными блокировками, он может запутаться. Специалист гораздо лучше решит вопрос.

— Как понять, что человек, который работает с психосоматическими заболеваниями, специалист, а не шарлатан?

— Надо обращать внимание на квалификацию специалиста. Если это психотерапевт, то у него должно быть медицинское образование, психокоррекцией может заниматься и психолог.

Серьезные школы имеют свои ассоциации. Разрешение на квалификацию дает компетентный орган, а рекомендации подтверждает ассоциация. Чтобы я могла работать в рамках психотерапевтической кинезиологии (интегративный подход, где для диагностики используют мышечное тестирование, а для коррекции — методы, упражнения и техники воздействия. — Прим. TUT.BY), мне надо было учиться три года, сдать экзамен и получить разрешение на проведение личной терапии со стороны ассоциации кинезиологов.

Также можно посмотреть отзывы о психотерапевте, но они не всегда могут быть объективными. Иногда люди хотят, чтобы им помогли за один сеанс, а их ситуация, возможно, это не предполагает. Тогда они остаются недовольны. Квалифицированный доктор скажет пациенту, сколько времени работать над каким вопросом. Иногда это один сеанс, а иногда и 11.

— Есть люди, у которых не бывает психосоматических заболеваний?

— Есть. Это люди, для которых здоровье, умиротворенность и комфорт являются высокой ценностью. Они всегда следят за собой и ведут абсолютно здоровый образ жизни.

Читать полностью: https://news.tut.by/society/556317.html



















Последние новости

Комментарии посетителей

Имя: не обязательно
E-mail: не обязательно
Комментарий:
  • список комментариев пуст