beshankovichy.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Бешенковичей Общество

12.02.2020 20:53

482 просмотра

0 комментариев

От Октябрьской революции до Великой Отечественной войны. История евреев м. Бешенковичи. Часть 2-я

Продолжаем публикацию истории местечка Бешенковичи в 1917–1941 гг. Здесь о развитии промышленности, сельского хозяйства и торговли.

Развитие промышленности и сельского хозяйства

В 1917–1941 гг. промышленность Бешенковичей была представлена в основном кустарными артелями и мастерскими, а также небольшими предприятиями. Одним из них являлась мельница, принадлежавшая Залману Пайкину, она располагалась в каменном здании по ул. Набережной. Мельница была оснащена паровым двигателем, здесь имелись крупорушка, вальцовочное отделение и сукновалка. В 1919 г. предприятие было национализировано, и З. Пайкин считался на нем лишь рабочим, кроме него здесь работало ещё 8 человек. Примерно в 1921 г. мельница была возвращена прежнему хозяину[16].

В середине 1930-х гг. при мельнице функционировала электростанция, которая поставляла электроэнергию предприятиям и жителям местечка. Те из них, у кого было три и более лампочек, с октября 1934 г. должны были устанавливать электросчетчики[17].

В 1920 г. в местечке было создано несколько предприятий. Так, примерно в августе была организована военно-обмундировочная мастерская (в 1921 г. в ней насчитывалось 123 рабочих, в том числе 99 евреев)[18]. С сентября 1920 г. в Бешенковичах действовала 1-я государственная сапожная мастерская, в которой в 1921 г. было 126 рабочих (из них 64 являлись евреями)[19]. Правда, согласно официальным данным, по состоянию на 1921 г. в местечке действовало единственное зарегистрированное «мелкопромышленное предприятие» – мыловарня, на которой работал Залман Файнберг[20].

Кроме того, в Бешенковичах действовало 2 кожевенных завода (№3 и №4), управляющими на которых были соответственно Нохим Залманович Футерман и Рафаил Лейзерович Гутман. Оба завода находились на ул. Логовой. В сентябре 1921 г. они были сданы в аренду Витебскому губернскому союзу кооперативов сроком на 3 года[21].

В апреле 1922 г. на заводе № 3 насчитывалось 5 рабочих, из которых двое являлись евреями: Н.З. Футерман и Эта Зунделевна Футерман. Н.З. Футерман родился в 1873 г. в м. Камень, Э.З. Футерман – в 1880 г. в Бешенковичах, оба работали на заводе с 8 декабря 1921 г. С июня 1922 г. на завод устроился работать Шевель Финкер[22].

Завод занимался обработкой кож лошадей, коров и овец. Например, в апреле 1922 г. было обработано 137 кож, в июне – 160, в июле – 166, в августе – 130[23].

На заводе № 4 также выделывали кожи лошадей, коров, овец, а изредка – даже верблюдов. Так, в декабре 1921 г. было обработано 167 кож, в январе 1922 г. – 184, в июле 1922 г. – 109, в августе 1922 г. – 231[24].

В 1922 г. на заводе насчитывалось 6 работников, из которых трое были евреями. В частности, заведующим являлся Р.Л. Гутман (родился в 1874 г. в Бешенковичах, получил домашнее образование, на заводе работал с 8 декабря 1921 г.), счетоводом – Злата Львовна Левинсон (родилась в 1899 г. в Бешенковичах, окончила 6 классов гимназии, на заводе – с 25 декабря 1921 г.), рабочим был Гирша Рафаилович Гутман (родился в 1901 г. в Бешенковичах, окончил начальное училище, на заводе – с 8 декабря 1921 г.)[25].

12 мая 1924 г. в Бешенковичах прошло общее собрание кустарей местечка, на котором присутствовало 30 человек. В результате было решено создать совет кустарей, в его руководящий орган (комитет) избрали 3 человека (председателем стал Соскин, членами – Хейфец и Шапиро). Спустя некоторое время председателем стал Авербух, членами – Соскин и Шапиро. В конце июня 1924 г. в составе совета насчитывалось 34 кустаря, из которых все, кроме одного, являлись евреями: Соломон Авербух, Ицка Ашельрод, Лейба Барвинский, Мовша Беленький, Бейнус Бляхман, Рувим Галбрайх, Абрам Гуревич, Берка Гутман, Гирша Гутман, Рафаил Гутман, Хацкель Гутман, Рувим Зельцер, Янкель Иофе, Хаим Либинсон, Лейзер Лурье, Мовша Нейман, Мендель Поляков, Абрам Соловей, Мендель Соловей, Хаим Соловей, Нехамья Соломон, Беньямин Тёмкин, Лейба Тёмкин, Нохим Футерман, Вульф Хейфец, Ехиэль Хейфец, Х.-Я. Хейфец, Эфроим Хейфец, Гирш Шапиро, Мордух Шволб, Хаим Эбер, Пейсах Элькин и Мендель Юдовин. Задачами совета являлись борьба с безработицей среди населения, забота о выдаче денежных ссуд его членам и оказании бесплатной медицинской помощи, ликвидация неграмотности.

Количество членов совета постепенно увеличивалось: в частности, 20 августа 1924 г. в него вступило ещё 14 кустарей (среди них – 13 евреев: Меер Боярер, Нохим Ганз, Гуревич, Залман Гуткович, Нохим Зельцер, Борис Каберман, Шолом Мельников, Евель Поляк, Нафтолий Поляк, Израиль Свердлов, Ицка Тёмкин, Абрам Ханин и Меер Ханин. К марту 1925 г. в совете насчитывалось 54 члена (или 18 % общего количество кустарей района). К концу 1925 г. их количество возросло до 78, по профессиональному признаку они распределились следующим образом: 18 были сапожниками, 10 – мясниками, 8 – портными, по 5 – заготовщиками и кузнецами, по 4 – посадчиками и кожевниками, по 3 – шапочниками и парикмахерами, по 2 – жестянщиками, слесарями, мыловарами, красильщиками, чесальщиками шерсти и смолокурами, по 1 – часовым мастером, известщиком, переплётчиком, верёвочником, столяром и чулочником[26]. В 1925 г. средний заработок большинства кустарей составлял 20–30 рублей в месяц[27].

В 1928 г. в Бешенковичах насчитывалось 257 кустарей, из которых евреями были 133 человека. Они представляли следующие специальности: 47 – сапожники, 22 – чулочники, 11 – пекари, по 7 – кузнецы и чесальщики шерсти, 6 – столяры, по 5 – посадчики и заготовщики, по 4 – портные и кожевники, 3 – шапочники, по 2 – известщики, красильщики, колбасники и мыловары, по 1 – слесарь, смолокур, гончар и верёвочник. Средний заработок кустаря в 1928 г. составлял около 50 рублей, наибольшим спросом пользовалась продукция гончаров, портных и кожевников[28].

Часть ремесленников местечка объединялась в различные артели. К примеру, в августе 1928 г. в Бешенковичах были организованы следующие артели: сапожно-заготовочная (36 членов), чулочная (38), хлебобулочная (23), портняжно-шапочная (20), смолокуренно-скипидарная (10), артель жестянщиков (5) и по выделке овчин (8 членов)[29]. 11 июня 1930 г. была зарегистрирована артель по изготовлению ботинок, учредителями которой являлись Залка Ашельрод и Хаим Леплер, всего она насчитывала 6 рабочих[30]. В 1935 г. в Бешенковичах действовали следующие артели: ватинная «Красный Ватинник» (её председателем являлся Иофе, бухгалтером – Галбрайх, одним из работников – Элья Хаимович Лейтман), смолокурная «Красный Смолокур» (заведующим был Каган), по ремонту обуви имени М. Горького[31].

Что касается промышленных предприятий, то в Бешенковичах действовал лесопильный завод. В марте 1927 г. он был сдан в аренду Менахему Дуброву[32].

В 1934 г. в местечке действовали такие предприятия, как мельница с электростанцией, слесарно-кузнечная мастерская. Кирпичный завод, построенный в 1929–1930 гг., в июне 1934 г. был объединен с известковым заводом в единое предприятие[33].

В 1920-е – 1930-е гг. сельским хозяйством занималась незначительная часть еврейского населения Бешенковичей. В частности, в 1928 г. приусадебные участки обрабатывали 47 еврейских семей (около 11 % от общего количества евреев местечка). В это же время вблизи Бешенковичей была организована еврейская сельскохозяйственная артель, членами которой являлись 5 семей[34].

Торговля

Кроме ремесленнической деятельности в довоенный период евреи активно занимались торговлей. 25 июля 1924 г. Бешенковичский волисполкомом установил арендную плату за содержание торговых ларьков, которая составляла от 1,5 до 2 рублей в месяц за каждую квадратную сажень. За лавки, располагавшиеся на видных местах, плата составляла 5 рублей[35].

Летом – осенью 1924 г. в местечке начали функционировать ларьки Лейзера Копелевича Хайкина (его магазин находился на Базарной площади, здесь продавался хлеб), Иды Гуткович и Залмана Абрамовича Шафрова[36].

Некоторые евреи торговали с нарушением правил: так, в августе 1924 г. у Менделя Свердлова была обнаружена неклеймёная гиря, вес которой якобы равнялся 4 фунтам (на самом деле она была легче). К тому же он торговал после 7 часов вечера, что было запрещено[37].

На протяжении 1927 г. в Бешенковичах появилось ещё несколько торговых объектов, принадлежавших евреям. Так, в феврале 1927 г. Б. Соскиной был сдан в аренду буфет в театре «Крестьянин». Лейба Вульфсон отдельного помещения не имел, а «торговал со столика». Поскольку доход от торговли был мизерным, то с февраля 1927 г. ему даже не нужно было платить первоначально установленный налог в 50 копеек ежемесячно. Гите Юдовиной 19 марта 1927 г. в порядке исключения было разрешено торговать продуктами питания с 7 часов утра до 10 часов вечера. Кстати, только ей, а ещё Авсею Акселю было разрешено торговать во время праздника 1 Мая (в их ларьках можно было приобрести продукты питания и сельтерскую воду соответственно). В то же время Эльке-Фруме Галбрайх 21 августа 1927 г. было отказано в аренде помещения для торговли пивом, так как напиток был не достаточно качественным. Позже разрешение на продажу пива в розлив всё-таки было выдано (сроком до 1 октября 1927 г.)[38].

В 1928 г. в местечке насчитывалось 82 торговых заведений: 4 государственных, 12 кооперативных и 66 частных. Почти все частные торговые объекты (63) принадлежали евреям[39].

В 1930 г. торговлей занимались Либа Хейфец, Ицка Гладштейн, Э.Ф. Гольбрайх (содержал пивной ларек), Ася Свердлова, Авсей Капелюш, Шолом Левит (торговал полотном) и другие жители местечка[40].

С течением времени некоторые ларьки закрывались: например, в 1933 г. свернули торговлю Берка Ицкович Годгильф, Симон Завелевич Фрадкин, Залман Хацкелевич Галбрайх, Хася Янкелевна Гильман[41].

http://mishpoha.org/arrkhivarius/455-beshenkovichi-istoricheskij-ocherk

Последние новости