beshankovichy.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Бешенковичей Общество

22.02.2020 19:43

394 просмотра

0 комментариев

От Октябрьской революции до Великой Отечественной войны. История евреев м. Бешенковичи. Часть 3-я

Продолжаем публикацию истории местечка Бешенковичи в 1917–1941 гг. Здесь о системе образования и культуры.

Система образования и культуры

Дошкольное образование в Бешенковичах было представлено двумя детскими садами (русским и еврейским). В еврейском саду с 1919 г. работали Анна Иосифовна Юдовина и Фрума Герцовна Гликман. В марте 1920 г. здесь насчитывалось 60 воспитанников в возрасте от 5 до 8 лет. В октябре 1923 г. в саду также было две сотрудницы, а количество детей сократилось до 40 (23 мальчика и 17 девочек)[51].

Кроме того в первые послереволюционные годы в местечке насчитывалось 6 школ: 5 – первой и 1 – второй ступени. Школа № 5 была еврейской, правда, собственного помещения она не имела. В январе 1919 г. здесь было 2 комплекта учащихся и только 1 школьный работник – Абрам Наффаилович Пуринсон (одновременно он исполнял обязанности заведующего школой). А.Н. Пуринсон родился 5 марта 1867 г. в г. Сураже Витебской губернии, в 1889 г. окончил Виленский еврейский учительский институт, занимался преподавательской деятельностью с 1892 г., в Бешенковичах – с 1906 г.[52]

В июле 1920 г. в школе насчитывалось около 200 учащихся[53]. Только в конце этого года ей было разрешено занять несколько кабинетов в школе № 2, поэтому занятия начались 1 декабря[54]. С этого времени здесь, кроме заведующего, работало ещё 2 учителя: Е.В. Пайкин и Фридман. В 1920–1921 учебном году в школе обучалось 3 группы (в I – 18 мальчиков и 17 девочек, во II – 2 мальчика и 4 девочки, в III – 10 мальчиков и 6 девочек)[55].

В списке учебных заведений Бочейковского уезда на 1 октября 1923 г. еврейская школа в Бешенковичах не упоминается, а причины прекращения её деятельности остаются неизвестными[56].

Осенью 1924 г. работа школы была возобновлена, она располагалась в собственном здании, здесь работали Белла Исаковна Роз (заведующая) и Лия Мироновна Долгопольская.

Многие евреи, хотели, чтобы образование их детей не ограничивалось 4-мя классами еврейской школы 1-й ступени, поэтому сразу отдавали их учиться в семилетнюю школу. Всего в Бешенковичской семилетней школе в конце 1924 г. насчитывалось 370 учащихся, из которых евреи составляли 53 %. Здесь имелся физический кабинет со специальным оборудованием и библиотека объёмом 1500 книг, с 1 января 1925 г. была организована слесарно-столярная мастерская. Ученики могли посещать сельскохозяйственный, физико-математический, хоровой (драматический) и обществоведческий кружки[57].

В июне 1925 г. из числа 32 выпускников 7-го класса 11 были евреями: Черня Абрамовна Бляхман, Песя Залмановна Глазман, Песя Хаимовна Гуткович, Цивья Рувимовна Зельцер, Берка Шмуйлович Иоффе, Либа Лейзеровна Иоффе, Сима Абрамовна Лившиц, Хаим Вульфович Майзель, Лея Менделевна Свердель, Соня Янкелевна Финкель и Рахиль Иосифовна Юдовина[58].

В ноябре 1925 г. в 3-м классе обучалось 55 детей (в том числе евреи: Хима Абрамович Голбрайх, Хана Шлемовна Дуброва, Рива Зеликовна Нехамкина, Бейля Ицковна Юдовина и Татьяна Шаевна Юдовина). Тогда же в 4-м классе было 37 учеников (среди них – евреи: Стера Гиршевна Голбрайх, Израиль Абрамович Иоффе, Зуся Шмуйлович Каган, Рая Залмановна Левина, Абрам Меерович Финкер, Рива Осиповна Фишкина, Мордух Ицкович Юдовин, Брайна Берковна Юдовина, Рива Менделевна Юдовина)[59].

Необходимо отметить, что в семилетней школе евреев было больше, чем в национальной. В частности, в 1925–1926 учебном году в еврейской школе насчитывалось 87 учеников. Что касается семилетней школы, то весной 1926 г. в учреждении обучалось 408 учеников, из которых 196 были евреями (90 мальчиков и 106 девочек). К тому же в 1926 г. среди 21 выпускника семилетней школы почти половина (а именно – 10 человек) были евреями[60].

По причине того, что первая и четвёртая группы (т.е. классы) еврейской школы были не доукомплектованы, а в семилетней школе наоборот наблюдался избыток учеников, 11 сентября 1926 г. Бешенковичский райисполком постановил перевести всех детей-евреев в национальную школу. В итоге количество учащихся в еврейской школе по сравнению с предыдущим учебным годом несколько увеличилось. В октябре 1926 г. здесь обучалось 119 человек (67 мальчиков и 52 девочки). Заведующей являлась Матля Моисеевна Вайсман, учителями – Нахман Самуйлович Литвер и Либа Нахмановна Шапиро. Последняя с 9 февраля 1927 г. ушла в отпуск по болезни, и вместо неё на работу была принята Геня Рабинер[61].

В 1926–1927 учебном году был произведен ремонт еврейской школы, закуплена новая мебель. Если в школьной библиотеке имелось достаточное количество учебных пособий на идише, то не хватало учебников на белорусском и русском языках, географических карт, оборудования для работы на уроках естествознания[62].

29 января 1927 г. в Бешенковичах прошло общее собрание еврейского населения местечка, на котором было решено ходатайствовать перед Бешенковичским райисполкомом и отделом народного образования Витебского окрисполкома об открытии Бешенковичской семилетней еврейской школы. В то время в местечке насчитывалось около тысячи еврейских детей школьного возраста, а здание еврейской школы I ступени было ветхим и не вмещало всех желающих. При этом евреи предлагали переоборудовать под школу один из корпусов имения Бутенёвых-Хрептовичей и высказали готовность собрать с каждого двора по пять рублей[63].

Примерно в начале 1927 г. помещение еврейской школы вовсе было уничтожено пожаром, и 20 мая 1927 г. Бешенковичский райисполком постановил отремонтировать здание имения и переместиться туда, а своё здание отдать школе[64].

С учётом сложившихся обстоятельств часть детей-евреев продолжала обучаться в Бешенковичской семилетней школе. В конце мая 1927 г. в данном учебном заведении во 2-й класс было переведено 39 учеников (из них – 1 еврей), переведено в 3-й класс 43 ученика (18 евреев), на второй год во 2-м классе оставлено 6 учеников (4 еврея), в 4-й класс переведено 87 учеников (30 евреев), на второй год в 3-м классе было оставлено 3 ученика (2 еврея), переведено в 5-й класс 96 учеников (30 евреев), на второй год в 4-м классе оставлено 15 учеников (4 еврея), переведено в 6-й класс 59 учеников (21 еврей), оставлено на второй год в 5-м классе 16 учеников (1 еврей), переведено в 7-й класс 32 ученика (19 евреев), оставлено на второй года в 6-м классе 6 учеников (3 еврея)[65].

Вопрос о восстановлении еврейской школы после пожара решался достаточно долго. Если в начале июля 1927 г. для учебного заведения предполагалось отремонтировать здание бывшего Народного дома, то в конце августа 1927 г. его было решено отдать райисполкому, так как нардом находился рядом с Базарной площадью, а «близость к базару может вредно отражаться на занятиях и детях», к тому же здесь не имелось никакого земельного участка. В итоге школу решили разместить в здании райисполкома на окраине местечка[66].

С сентября 1934 г. директором Бешенковичской еврейской неполной средней школы был назначен Быховский. Национальное учебное заведение действовало до 1937 г.[67]

Специфическим учреждением, имевшимся в Бешенковичах, являлся «Дом детей Поволжья». В августе 1921 г. в распоряжение районного комитета по оказанию помощи голодающим было выделено здание бывшей лечебницы, находившейся на территории имения Бутенёвых-Хрептовичей. С октября здесь расположилось учреждение для детей, вывезенных из губерний, охваченных голодом[68]. В акте осмотра дома от 22 апреля 1922 г. отмечалось, что он «во всех отношениях производит наилучшее впечатление. Видно, что административно-воспитательный состав прикладывает максимум знаний и энергии»[69].

Из 97 воспитанников детдома трое были евреями. В частности, Лея Ильинична Сапова (8 лет) прибыла из Самары 25 марта 1922 г., затем она была отдана на воспитание к жителю местечка Брегеру. Мендель Лейзерович Еврейсон (8 лет), ранее также проживавший в Самаре, находился в детдоме с 17 мая 1922 г., а позже поселился у Хейфеца. С 25 марта 1922 г. по неизвестным причинам в детском доме находился Абрам Иудович Горесс (12 лет) из Витебска, который в скором времени вернулся домой к матери[70].

Среди других образовательных и просветительных учреждений местечка следует упомянуть три клуба, библиотеку, детский дом. В сентябре 1921 г. в библиотеке насчитывалось 300 экземпляров книг, что для двухтысячного населения Бешенковичей, естественно, было совсем немного[71].

В сентябре 1923 г. в Бешенковичском детском доме воспитывалось 99 детей (в том числе 18 евреев: Рахиль Беленькая, Люся и Марьяся Гольбрайх, Израиль и Элья Гольман, Доба, Лева и Малка Зельцер, Роза и Хая Иоффе, Бася Каган, Хая Паташова, Злата Сегалова, Арон Угорец, Ида и Исак Хейфец, Зяма Цэгнус, Моисей Юдовин)[72].

Также в местечке был собственный журналист – Абрам Гилимович Хайкин. Он родился 1 июля 1902 г. в Бешенковичах, проживал на Полевой ул., первоначально работал в Лепельском упродкоме, а с декабря 1923 г. – в Бешенковичском волисполкоме[73].

Во второй половине 1920-х гг. в местечке появились такие национальные заведения, как пункт по ликвидации неграмотности еврейского населения для 80 человек (создан в 1926 г.) и еврейская детская площадка (была открыта 15 июня 1927 г.)[74].

В декабре 1934 г. в Бешенковичах было завершено строительство кинотеатра, в котором в скором времени начали демонстрировать звуковое кино. Фильмы сюда привозили из Витебской прокатной кинобазы[75].

http://mishpoha.org/arrkhivarius/455-beshenkovichi-istoricheskij-ocherk

Последние новости