beshankovichy.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Бешенковичей Общество

14.09.2020 15:18

155 просмотров

0 комментариев

Уволенный директор РЦОП по фристайлу рассказал о разговоре с министром и смелости Козеко и подопечных

Вадим Кривошеев неполных четыре года руководил РЦОП «Фристайл», а в сентябре 2020-го отца четверых детей уволили по статье Трудового кодекса. Причина — «плохая идеологическая работа в коллективе».

В интервью Tribuna.com он рассказал о встрече с руководством Минспорта, смелой позиции фристайлистов и прогнозах, что ждет Беларусь дальше.


Фото: free-style.by

«Еще до выборов министр встречался с командой. Говорил о том, что происходит в стране, в соседних странах на примере Украины»

У руководства Министерства спорта и туризма появились вопросы к работе Вадима Кривошеева после публичных заявлений о политической ситуации в стране Александры Романовской и Николая Козеко.

— Еще до выборов к нам приезжал министр и встречался со всей командой. Не могу сказать, что получился диалог. Больше говорил Сергей Михайлович. Говорил о том, что происходит у нас в стране, что происходит в соседних странах. Рассказывал на примере Украины. Говорил, что у него там родственники и он видел своими глазами, как изменилась эта страна за последние годы. Такая вот беседа. Но тогда все было достаточно спокойно, — вспоминал Кривошеев.

— А уже после выборов и того, что происходило в первые три дня, вышла статья Николая Ивановича [Козеко]. Буквально сразу мне позвонил первый замминистра: «Через 20 минут буду у вас в центре». По приезде попросил собрать руководящий состав учреждения.

Дурнов приехал очень напряженный, на эмоциях. В эти дни как раз происходили забастовки на МЗКТ, «Нафтане» и других крупных предприятиях. И он начал про это рассказывать. Что это валообразующие предприятия, что происходят опасные процессы. Упомянул, что за этим стоят западные силы, в том числе телеграм-канал NEXTA. А всё, что есть в СМИ, подается однобоко. Много лживой, фейковой информации. После чего сказал: «У меня все, если вопросов нет, все могут вернуться на рабочие места».

Когда сотрудники вышли из кабинета, он сказал уже мне: «Знаете, по реакции ваших замов я вижу, что идеологическая работа в коллективе не проводится». Я опешил. Говорю: «А почему так решили?» — «Люди не воспринимали ту информацию, которую я говорю. Они смотрели в сторону».


Вячеслав Дурнов — крайний справа. Вадим Замировский, TUT.BY

«Все слушали вас. Информацию воспринимали. Но насколько принимали, я не готов сказать. Все взрослые люди. Некоторые из них старше вас. То, что происходит сегодня в обществе, невозможно игнорировать. Я не готов сказать вам о политических суждениях и мнениях каждого сотрудника. С кем-то мы, конечно, говорили, но в целом происходящее в стране ужасно. Есть факты, опровергать достоверность которых сложно. Как можно иначе воспринимать пытки и насилие?

Если во всем виноват NEXTA, то грош цена таким структурам, как КГБ, Администрация президента, Мининформ и другим силовым ведомствам нашей страны. Если один блогер „имеет“ всю страну со всеми этими институтами, то я не знаю, чем тогда там занимаются люди и какую давать оценку их работе».

На что он сказал: «Вы плохой руководитель. Вы должны приехать завтра и написать заявление об увольнении». Я стал спрашивать, почему он считает меня плохим руководителем, чего я не сделал и какие показатели не выполняю. Попросил его назвать причину и суть претензий. Получил короткий ответ: «У вас плохо организована идеологическая работа».

На следующий день меня к себе пригласил уже министр Ковальчук. В кабинете были он, я и Дурнов. Разговор начался с вопроса Сергея Михайловича: «Ну, как обстановка в коллективе?» — «Вчера у нас был Вячеслав Викторович. Ему не понравилась идеологическая составляющая. В отношении национальной команды вы знаете, Николай Иванович дал интервью, Анна Гуськова, Александра Романовская и некоторые сотрудники команды подписали петицию. В связи с этим я принял решение перевести вас в РЦОП по водным лыжам на аналогичную должность».


Фото: mst.by

«Сегодня „Фристайл“ на 40 процентов дотируется из бюджета, остальное — доходы от коммерческой деятельности»

Вадим Кривошеев отказался от перевода в РЦОП по водным лыжам.

— Я почти четыре года по 10−12 часов в день, порой включая выходные, вкладывал себя без остатка во «Фристайл», чтобы сделать его тем комплексом, который мы имеем сейчас. К тому же у меня на руках был контракт на два года. Да и что я такого сделал не так? Если бы мне аргументированно разложили, что я сделал плохо, вопросов нет. Но ведь этого не было.

Он подчеркнул, что при нем у «Фристайла» были очень достойные показатели.

— «Фристайл» помимо классического центра олимпийской подготовки имеет еще одну важную составляющую — оказание коммерческих услуг: аквапарк, боулинг, бильярд, услуги общественного питания и так далее. Это большой механизм. Спортивной составляющей, национальной сборной, другим командам я в своем графике уделял внимание ну процентов на 20−25. Можно больше, но команда очень профессиональна.

Чтобы понять, что мы двигаемся в нужном направлении, мне хватало 15−30 минут общения в день с Николаем Ивановичем, другими тренерами. Все работало очень четко. А когда все хорошо и отлажено, не имеет смысла мешать. Надо только помогать и создавать условия для того, чтобы люди фокусировали внимание сугубо на спортивной составляющей, а не на решении косвенных вопросов, которые были до меня.

Он также отметил, что «сегодня „Фристайл“ на 40 процентов дотируется из бюджета, а остальное — доходы от коммерческой деятельности».


Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

«Есть разные подходы по части дисциплины: Козеко — учитель, Шантарович — диктатор»

— У вас есть объяснение тому, что фристайлисты столь активно высказывают свою позицию, в отличие от тех же футболистов или хоккеистов? В чем их особенность?

— Когда есть вопрос, ответа на которого нет, мы в центре чаще всего в шутку говорим: «Это фристайл». Потом разводим руки в стороны и уходим. Но на этот вопрос у меня ответ есть.

Что отличает фристайлистов от других видов? Во-первых, компактность. В стране всего 360 человек, которые им занимаются, включая национальную команду. Во-вторых, здесь сохранены традиции. Это одна семья. И система ценностей ретранслируется от главных лиц — ребят из национальной команды.

Фристайлисты — современные люди, которые своими глазами видели жизнь по-другому и знают, как она проходит в разных уголках нашей планеты — в Финляндии, Швейцарии, США, Китае, России и так далее. И их работа не построена сугубо на тренировках. Идет постоянное общение и обмен мнениями. Посещение культурных центров, выставок. Это позволяет не только повышать уровень тренированности, но и устойчиво воспринимать жизнь и развиваться в целом.

У них воспитание свободных людей. И каждый из них гордится, что он белорус. Каждый патриот своей страны и хочет лучшее из увиденного где-то интегрировать в наше общество.


Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Их мнение всегда выслушивает и слышит Николай Иванович. Он учитель! Непоколебимый авторитет, но в команде есть свобода суждений и мнений. Козеко, невзирая на свою значимость и достижения, общается со всеми абсолютно на равных.

Он высказывает свою точку зрения, ребята — свою. На собраниях нацкоманды общаются на любые темы и высказывают свое мнение. В команде есть даже определенная свобода в возможности корректировать тренировочный процесс. Но ключевой момент — что такой формат выстраивания работы, общения приносит спортивный результат!

Я знаю другие команды, где все немного не так по части дисциплины. Возьмем успешную греблю на байдарках и каноэ и Владимира Шантаровича. Это уникальнейший тренер. Я имел возможность с ним пообщаться. Он дока циклических видов спорта. И думаю, его знания позволят закрыть вопросы подготовки далеко не только в гребле… Но там подход другой. Козеко — учитель, а Шантарович — диктатор.

Надо делать то, что он говорит. Шантарович сказал: «Гребем от меня и до обеда» и по-другому не будет никогда. И если Шантарович сказал: «Ребята, вот это все (события в стране) — не ваши вопросы. Мы занимаемся спортом. Будете это обсуждать после того, как закончится ваша спортивная карьера. Кто с этим не согласен, может закончить карьеру [прямо сейчас] и идти ими заниматься. Но сейчас это все вас будет очень сильно отвлекать и не позволит нам с вами достигать результатов» — то никто ничего не говорит. Потому что система работает и приносит результат.


Фото: noc.by

«Моя основная претензия к Лукашенко: как он, являясь гарантом Конституции, это все допустил»

— За последний месяц вы пожалели, что голосовали за Лукашенко?

— Моя основная претензия к нему и основной вопрос в том, как он это все допустил, являясь гарантом Конституции и имея такие полномочия. Всё в государстве было переписано под сильную президентскую власть. Будучи столько лет у власти, имея такой ресурс, как вы это все допустили? Как?

С кем ни общаюсь, все ужасно переживают и подавлены. Август — месяц пустоты. Мы пытаемся шутить, смеяться, но мы уже никогда не будем такими, как раньше. Три дня после выборов поменяли нас. И что для меня страшно, что я не вижу выхода.

Сейчас колонны митингующих доходят до определенной точки, пытаются войти в прямой контакт с властью, выражают протест и уходят. Все очень мирно. Возможно, кто-то что-то и делает, раз за людьми бегают милиционеры. Не все попадает в кадр. Но мне, например, интересно, что такого сделали брат с сестрой, что их надо было так задерживать в троллейбусе?

Но ведь так может статься, что все поймут, что протесты не несут результата. Можно выходить и дальше по воскресеньям, но толку? Всех уже давно отсняли и пробили по спискам. И теперь просто выдергивают медийных личностей и заставляют делать заявления с призывами оставаться дома. И что будет, когда люди поймут, что их выходы не приносят результата? Полезут на ОМОН? Это же ужасный сценарий. И я очень надеюсь, что до такого не дойдет.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Выход может быть только через диалог, но на сегодня во власти на него никто не готов. И те решения, которые принимаются, в том числе и такие, как недавно на границе с Украиной [с Колесниковой], только добавляют уверенности в том, что диалог пока не рассматривается.

И если мы допускаем, что всю верхушку протестов задавят, порыв потушат, а людей вернут домой обсуждать все на кухне, мы получим нездоровое общество и нацию, которая в таком состоянии не имеет своего развития. Это застой и деградация. А если происходит правовая деградация, о каком развитии страны, в том числе социальном и экономическом, можно говорить? Осознавая это, теряется смысл жизни. Понятно, есть базовые ценности — семья, дети. Но среда уже не та.

Сайт Tribuna.com заблокирован, но продолжает работать в телеграме.

Последние новости