beshankovichy.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Бешенковичей Политика

14.09.2019 10:03

158 просмотров

0 комментариев

Почему в сонных белорусских выборах Лукашенко чудится вакханалия?

Александр Лукашенко снова употребил в отношении выборов смачное словечко «вакханалия». Хотя нынешняя парламентская кампания разворачивается без особых эксцессов — скорее, все игроки отбывают номер. Что же напрягает официального лидера?

«Сегодняшняя предвыборная вакханалия, иначе ее не назовешь, перед парламентскими выборами говорит о том, что это просто репетиция президентских выборов. Нам постараются не позволить спокойно пройти эти периоды», — заявил Лукашенко 12 сентября, когда назначал на должности послов, вертикальщиков и директоров.

13 ноября прошлого года, также в кадровый день, глава государства в напутствие назначенцам ввернул ту же метафору: «Будущий год — это год серьезный. У нас начинается политическая вакханалия, которая продлится минимум полтора года. И выборы парламента, и президента. Они никогда не добавляли стабильности и спокойствия в нашем обществе».

Ранее официальный лидер признавался, что от разгула предвыборной демократии его «просто тошнило».

Хотят, чтобы было, как на кладбище

Итак, хотя белорусское общество апатично и дремотно, а электоральный процесс — под надежным колпаком, правящую верхушку мучит фобия дестабилизации. Показательно, что власти развели во времени парламентские и президентские выборы (вторые, вероятно, пройдут в августе 2020 года).

При этом рука не дрогнула усечь срок полномочий Палаты представителей нынешнего созыва на десять месяцев (депутаты плюху покорно проглотили). Де-факто теперешние выборы в Палату — досрочные, хоть глава Центризбиркома Лидия Ермошина возмущенно отметает такое определение.

Она же со святой простотой не раз объясняла, что кампании разводят с целью не допустить излишней политизации общества. Изумительный мотив: выборы, которые в нормальных странах как раз и предназначены быть пиком политизации (и при этом решать вопрос власти цивилизованным способом, а не через баррикады), у нас стремятся провести, как ритуал на кладбище, причем даже не скрывают этого.

Президент под прицелом

Правда, сегодня же Лукашенко, принимая верительные грамоты послов, заметил, что хотя Запад всегда упрекал Беларусь в скучных электоральных кампаниях, на нынешних выборах в Палату представителей даже в первые дни сбора подписей «уже очень весело».

Трудно сказать, что он имел в виду. Может, выдвижение в парламент прошлогодней «мисс Беларуси», которую часто видят рядом с президентом? Или всполошивший вертикальщиков пикет на столичной площади с лозунгом «Лукашенко должен уйти»?

Странно, что от этого лозунга чиновников так колбасит. Во-первых, выборы как бы подразумевают возможность смены власти. Во-вторых, действующий президент и сам дает понять, что он не Кощей Бессмертный. Вот и сегодня при назначении кадров Лукашенко философски изрек: «Уже должно приходить новое поколение людей. Мы когда-то уйдем. Не так далеко это время».

Впрочем, бессменный президент Беларуси явно не торопит время. И думает не столько о парламентской кампании, которая в принципе не способна взбунтовать белорусского обывателя, сколько о президентской.

Сегодня Лукашенко заявил: если на парламентских выборах будут критиковать и наносить удары по каким-то людям (надо понимать, выдвиженцам вертикали), то это будут удары с дальним прицелом — по президенту. Фраза весомая. Во-первых, он как бы берет провластных кандидатов под свой патронаж. Во-вторых, предупреждает оппонентов: если вы бросаете камень в такого кандидата, то это камень в Лукашенко, так что фильтруйте базар.

Бюллетени снова не покажут

Тем временем Ермошина рекламирует альтернативность на парламентских выборах, которые худо-бедно надо продать Западу, убедив, что налицо некий прогресс.

По данным главы ЦИК, от инициативных групп подано 446 заявлений. Добавьте сюда выдвиженцев от трудовых коллективов (анахронизм, конечно, но используется), от партий (хотя многие партийцы все равно собирают подписи — ради работы в массах). Кто-то не пройдет сито, но в среднем, видимо, получится около четырех человек на место (всего разыгрывается 110 мандатов).

Причем в Беларуси претендентов стараются не срезать на стадии регистрации так грубо, как это было на недавних выборах в Московскую городскую думу — и привело к массовым протестам под боком у Кремля.

Фишка в том, что в России более-менее считают голоса, потому сильных противников тамошние власти стараются выбить из обоймы еще на подходе. У нас же — пожалуйста, вот тебе удостоверение кандидата, служи иллюстрацией плюрализма и состязательности, но на финише — уж не обессудь, голубчик, получи свои три процента.

Критики режима уверены, что эти проценты давно рисуются от фонаря и с реальной электоральной арифметикой не имеют ничего общего.

Оппозиция клевещет? Так нет ничего проще ее опровергнуть раз и навсегда. Достаточно ввести такой порядок, чтобы каждый бюллетень при подсчете на участке банально показывался наблюдателям. Оппозиционеры, правозащитники, БДИПЧ ОБСЕ давно на этом настаивают.

Но сегодня Ермошина на пресс-конференции сказала: «Отдельная демонстрация каждого бюллетеня осуществляться не будет, для этого нужно вносить изменения в закон».

В принципе, на этом дискуссию о прозрачности белорусских выборов можно закрывать. А наблюдатели могут курить бамбук. Что им еще делать, если не видно главного?

Причем абсолютно непонятно, как нынешний Избирательный кодекс может мешать показывать бюллетени. Ведь разрешено все, что не запрещено. Ранее эксперт по избирательному законодательству Сергей Альфер в комментарии для Naviny.by заявлял: «Это технический момент, который ЦИК может отрегулировать своим постановлением. Нужна лишь добрая воля».

Но воля властей направлена на другое: любой ценой сохранить политический статус-кво. Электоральный механизм давно заблокирован большим ржавым ломом, выборы превратились в карго-культ.

Масса разлюбила вождя?

И все-таки даже в таком имитационном, взятом под колпак варианте выборы, как видим, напрягают. Тому есть несколько причин.

Во-первых, хоть среднюю зарплату и накачали свыше тысячи рублей, но это, по сути, лишь повтор того, что Лукашенко дал народу еще к выборам 2010 года. То есть десятилетие страна просидела в болоте, пока остальной мир (уникальные места типа Северной Кореи не в счет) уходил вперед.

Резервов для дальнейшего серьезного подъема доходов населения у властей нет. Даже сейчас зарплаты сильно обогнали производительность труда, что чревато перекосами в экономике, может аукнуться всплеском инфляции.

Масса, некогда любившая Лукашенко за видимый прогресс в плане чарки и шкварки, сейчас разочарована и недовольна. Широкой публике не известны результаты закрытых социологических исследований, что кладутся на стол президента, но о них может косвенно говорить недавняя фраза Лукашенко (тоже при кадровых назначениях), что «уж не умирает народ от любви к нам».

Да и этот вот страх дестабилизации, который проговаривается раз за разом, — не плачевными ли рейтингами из закрытых соцопросов он навевается и подогревается?

С Россией тоже непонятки

Далее, отнюдь не развязаны узлы противоречий в отношениях с Россией. Сегодня, как сообщает interfax.by, министр финансов Максим Ермолович поведал, что в рамках программы углубления интеграции, парафированной 6 сентября двумя премьерами, вопрос компенсации Беларуси за российский налоговый маневр не решен. Потому белорусский бюджет на будущий год будет «достаточно жесткий».

А ведь Минск пошел на согласование этой программы и разработку дорожных карт к ней именно в надежде удачно решить вопросы нефти, газа, кредитов. Но Кремль, вероятно, хочет держать союзника на крючке, давать морковки только по мере выполнения пунктов «углубленной интеграции».

Недовольство Лукашенко уже прорвалось на днях в Бресте, где он даже глухо пригрозил Москве, что займет две ветки нефтепровода «Дружба» (по которому сейчас идет в Европу российская нефть) под прокачку альтернативной нефти реверсом через Польшу.

Если союзники снова начнут бодаться, то президентская кампания будущего года может и впрямь оказаться веселенькой. Так было в 2010-м, когда Москва откровенно мочила белорусского официального лидера черным пиаром («Крестных батек» российского НТВ Лукашенко сам потом не раз вспоминал незлым, тихим словом).

А вдруг обыватель проснется?

Ну, а самая главная причина фобий белорусского руководства кроется в психологии авторитаризма. Выборы априори рассматриваются как покушение на святое. Отсюда — рефреном звучащий мотив про подкопы неких таинственных врагов.

Выборы — это период, когда даже дремотного обывателя может осенить: елки зеленые, так это же инструмент, которым в нормальном мире меняют надоевших персонажей наверху. Как украинцы вон взяли да и показали норов — выбрали того, кого кое-кто презрительно именовал клоуном.

Выборы — это тот момент, когда заматеревшую власть, которая вросла в свой царственный статус, начинает подташнивать даже от легкой турбулентности, даже от видимости альтернативы. И даже в малолюдных оппозиционных пикетах, жалких крохах эфирного времени для кандидатов мерещится вакханалия, через которую хорошо бы побыстрее проскочить.

Александр Классковский

https://naviny.by

Последние новости